26 августа 2009
Металлообработка потянулась на выход
Метания латвийского правительства вынуждают металлообрабатывающие предприятия постепенно перекидывать производственные мощности за рубеж. Впрочем, большинство все-таки планирует остаться здесь и расти за счет оживления экспортных рынков.

Машиностроение и металлообработка в последние пять лет давали стабильный прирост оборота — около 24% в год. По данным местной отраслевой ассоциации, в 2007 году оборот отрасли составил 1,7 млрд. евро, из них 920 млн. евро — за счет экспорта. В 2008-м этот показатель увеличился до 1,8 млрд. евро, а экспортная составляющая — до 1 млрд. евро.

Но в этом году кризис уже ударил по отрасли со всего размаху: спад производства в первом полугодии достиг 46% по сравнению с аналогичным периодом 2008-го. Председатель правления Ассоциации машиностроения и металлообработки Вилнис Рантиньш говорит, что самый стремительный спад произошел на внутреннем рынке, поскольку металлообрабатывающие предприятия поставляли много продукции для строительства.

К счастью, в экономике других стран спад не столь стремительный, и многие предприятия стали активнее искать новые рынки сбыта. И если раньше в обороте отрасли на долю экспорта приходилось 50%, то теперь — 70%. Ставка на зарубежные рынки пока себя полностью оправдывает: к примеру, член правления поставляющей 90% своей продукции для немецкого автопрома компании Dilers Денис Зайцев рассказал, что у фирмы нет и не было проблем с заказами.

Что касается персонала, то сокращения, конечно же, произошли, но не катастрофические: если год назад на заводах трудились около 32817 человек, то теперь их осталось около 21 тысячи.

Предприятия стараются поступать гуманно и сохранять персонал. Расчет прост: кризис вечно продолжаться не может, и если сегодня уволить всех специалистов, нет гарантии, что они не разъедутся по заграницам. И где потом искать высококвалифицированных работников? Правда, сохранять сотрудников приходится за счет урезания зарплат и зачастую — за счет укороченной рабочей недели.

Однако самое больное на сегодняшний день — это недостаток оборотных средств. Нередки случаи, когда у предприятия есть заказы, но нет денег на то, чтобы купить комплектующие. "Власть имущие говорят, что для экспортно ориентированных предприятий повышение НДС существенной роли не играет — но это не так. Раньше предприятия получали деньги от своих зарубежных заказчиков в течение 30 дней, теперь же деньги из Европы перечисляют через 120 дней и более. То есть бизнес, заплатив тут НДС, на четыре месяца остается без оборотных средств. Надо брать кредит, но банки выдвигают такие драконовские условия, что для многих они просто не приемлемы. Ведь у нас норма прибыли не такая, как в торговле, где накручивают 15-20%, у нас хорошо если 5%", — поделился проблемами Вилнис Рантиньш.

"Нам не нужна прямая материальная поддержка от правительства, — продолжает он. — Но мы хотим, чтобы были решены три главных вопроса, от которых зависит будущее отрасли. Во-первых, нужен доступ к деньгам по разумным ценам. Думаю, сегодня функции государственного банка развития, кредитующего промышленные предприятия на выгодных условиях, мог бы взять на себя Hipotēku banka. Этот вопрос долго дискутировался, но так и повис в воздухе. Во-вторых, условия игры должны быть не хуже, чем у соседей: в первую очередь это касается налогов и пошлин. В-третьих, цены на энергоресурсы для промышленных предприятий не должны быть выше, чем в соседних странах".

Кроме того, если правительство хочет сохранить отрасль, ему стоило бы подумать о муниципальных и государственных заказах. "Наши заводы могут выпускать самую разнообразную продукцию: вагоны электропоездов, трамваи и т.п. У нас закуплены технологии и линии, которые ничем не хуже, чем у зарубежных предприятий. Ведь замена импортного товара своим — это тот же экспорт. Сейчас, к примеру, госпредприятие Pasažieru vilciens планирует закупить 35 новых поездов. Этот заказ мог бы выполнить Рижский вагоностроительный завод — работы хватило бы для 1200 человек на 2,5 года", — говорит Вилнис Рантиньш

Он считает, что латвийская металлообработка развивается достаточно успешно. Для сравнения: у наших соседей шведов промышленные мощности загружены на 30% — нам до этого показателя, к счастью, далеко. "Наша отрасль будет подниматься вместе с мировой экономикой. Бизнес не пропадет, и всегда найдет, где и что делать. Другое дело, что если правительство не будет решать вопросы стимулирования экспортеров, производства будут переноситься в другие страны. Первые ласточки уже есть", — подытожил Вилнис Рантиньш

Генеральный директор Rīgas elektromašīnbūves rūpnīca Григорий Успенский рассказал, что на показателях работы предприятия отрицательно отразились внешнеэкономические факторы.

Основной рынок сбыта предприятия — Россия, куда завод поставляет различное оборудование для поездов. Разумеется, девальвация валюты в РФ не могла не сказаться на RER, поскольку Российские железные дороги рассчитываются в рублях. Кроме того, уменьшился и сам объем заказов, по некоторым позициям — на 20-50%. Третий фактор — снижение цен, продиктованное Российскими железными дорогами и их основным поставщиком — Трансмашхолдингом.

"Мы задействовали все внутренние механизмы для оптимизации и сокращения издержек. Если раньше на предприятии работали 1350 человек, то теперь остались 800. Соответственно, перезаключаем контракты с нашими поставщиками и договариваемся о более низких ценах. Также осваиваем новые направления деятельности. Освоили выпуск аппаратуры и двигателей для метрополитена: главным потребителем этой продукции будет Метровагонмаш — основной производитель вагонов метро в России. Что касается внутреннего и прибалтийского рынка, то мы стали активно заниматься ремонтом электрических машин и оборудования", — рассказал о мероприятиях по выходу из кризиса г-н Успенский.

Он говорит, что в этом году хорошего ждать не приходится, однако возлагает определенные надежды на следующий год. Многое зависит от инвестиционной политики Российских железных дорог. Что касается отрасли в целом, то г-н Успенский полагает, что в 2010-м начнется некоторое оживление, но на докризисный уровень машиностроительные предприятия выйдут не ранее 2012 года.

Директор предприятия VIKOM Владислав Подгурский рассказал, что объемы продаж металлоконструкций снизились в полтора-два раза. Связано это в первую очередь с крахом строительной отрасли во всем мире. "По Латвии дела идут все хуже и хуже — объектов мало, и если есть какие-то госзаказы, то за них идет драка и те, кто проиграл конкурсы, потом оспаривают результаты", — описывает ситуацию предприниматель.

Впрочем, основной рынок сбыта компании — Европа, на долю которой приходится 70-80% оборота. В какой-то момент объемы продаж здесь упали почти в два раза, но уже чувствуется оживление: заказы в Северной и Восточной Европе постепенно достигли объемов прошлых лет. "В Европе запас прочности больше, сильнее промышленность, а также чувствуется помощь государства. В Латвии же ситуация просто пугает — это какой-то коллапс", — считает г-н Подгурский. Он говорит, что благодаря началу оживления в Европе ситуация на предприятии начнет улучшаться уже в конце этого года.

У крупнейшего металлообрабатывающего предприятия Severstaļlat показатели оставляют желать лучшего: если в 2008-м оборот предприятия составлял около 200 млн. евро, то этот год, по словам генерального директора Андрея Алексеева, планируется завершить на уровне 110-130 млн. евро. Число работников пришлось сократить почти втрое, а сейчас, учитывая неблагоприятную бизнес-среду в Латвии, всерьез рассматривается вопрос о сворачивании местного производства. "Когда у государства нет долгосрочной стратегии, и единственное, о чем говорит правительство, — это поддержка банковского сектора, а реальному бизнесу выкручивают руки, лучший выход для предпринимателей — перенести производство в другие страны, где ситуация более прогнозируемая", — говорит г-н Алексеев.

Сейчас большая часть производства — свыше 70% мощностей — перенесена в Польшу. Бизнес-среду в этой стране г-н Алексеев оценивает как благоприятную — налоги у поляков ниже, к тому же сама налоговая политика стабильна не в пример нашей. Отношения с банками там остаются нормальными: если банк заключает договор с клиентом, он его выполняет, а не начинает пытаться выкрутить ему руки. И, главное, нет практики волюнтаристских решений правительства — все касающиеся производства нововведения обязательно согласовываются с отраслевыми организациями.

Впрочем, в Латвии мощности предприятия свернуты не окончательно. "Мы пока не уволили самые квалифицированные кадры, а перевели их в другие службы и организовали выездные бригады — чтобы люди не утратили навыки, они одну неделю работают в Польше по сменному графику. Оборудование законсервировано, а не вывезено. Мы все-таки еще надеемся, что разум возобладает, и правительство поймет, что для того, чтобы рассчитываться с долгами, которые оно сегодня берет, нужны реальные поступления от реального сектора экономики", — рассказал г-н Алексеев.

По его мнению, чтобы предприятия не покидали Латвию, правительство должно принять следующие шаги. Во-первых, разработать стабильную долгосрочную налоговую политику. Во-вторых, четкий план стратегического развития страны хотя бы на 3-5 лет с определением приоритетных отраслей и пониманием, за счет чего власти будут отдавать набранные сейчас долги. В-третьих, должны быть выдвинуты жесткие условия для банковского сектора, в который сейчас вливаются большие средства, чтобы эти суммы шли на кредитование реального сектора экономики на приемлемых условиях.

По словам Вилниса Рантиньша, сейчас большинство представителей отрасли оптимизирует расходы и ищет новые рынки сбыта. Некоторые компании открывают цеха и участки в России и Белоруссии: переносят свой бизнес в страны экспорта. К примеру, тукумская фирма Komforts, производящая отопительные системы, открыла цех в России.

Источник: Delfi.
← назад
Реклама
latmet © 2009 created by dp